Архив новостей

 
13.05.2021 В Доме писателя состоялась презентация новой книги Виктории Шервуд "Леонид Шервуд. Путь скульптора"

Леонид Шервуд. Путь скульптора

13 мая в Доме писателя состоялась презентация новой книги петербургской писательницы и журналистки Виктории Шервуд «Леонид Шервуд. Путь скульптора».
Книга создана к 150-летию со дня рождения выдающегося русского скульптора англо-немецкого происхождения Леонида Владимировича Шервуда (1871-1954), автора памятника вице-адмиралу С. О. Макарову в Кронштадте, знаменитой статуи «Часовой» в Москве, на Крымском валу, памятников писателям Г. И. Успенскому и Н. Г. Гарину-Михайловскому на литераторских мостках Волкова кладбища, эмбриологу и микробиологу, основателю теории иммунитета И. И. Мечникову в больнице имени Петра Великого в Петербурге и многих других.



Мы задали Виктории несколько вопросов:

- Виктория, что мотивировало Вас к работе над книгой?
Я решила собрать под одной обложкой всю информацию о прадеде-скульпторе, о его жизни и творчестве, поскольку сведения о нем – очень разрозненные. Есть общие сведения в интернете, вступительная статья Владимира Рогачевского, рассказы о Шервуде в книгах других авторов. Мне захотелось все это объединить, что я и сделала. О скульпторе Леониде Шервуде никогда не было более полного сборника.
Считаю, что очень важно хранить память о своих предках. Это позволяет не только расширить кругозор, но и улучшить качество нашей жизни. Как гласит надпись на памятнике И. И. Мечникову, который создал Л.В. Шервуд, «Нет в мире непонятного, многое не понято». И для того, чтобы понять, нужно познавать, исследовать и искать. Мой прадед – один из выдающихся и забытых, именно этим и занимался.  Леонид Владимирович жил скульптурой, выбрал это направление в искусстве и был верен ему всю жизнь. Постоянно учился, искал и изобретал свои методы работы, даже стихи писал о разных материалах, из которых ваял. Мог работать по 14 часов в день, забывая обо всем. Был аскетом, ставя искусство превыше всего. Яркий талантливый скульптор, неординарный человек, он многое успел создать, хотя большинство его работ не сохранилось. На днях академик Российской академии художеств, профессор Международной академии архитектуры в Москве Юрий Ростиславович Савельев назвал Леонида Шервуда одним из десяти лучших скульпторов XX века.
А мотивировал и вдохновил меня – старший внук скульптора, мой папа, Лев Яковлевич, которому недавно исполнилось 89 лет. Он родился и вырос в доме Л. В. Шервуда, во время войны вместе со своей мамой спас от сноса его мастерскую, и помнит много подробностей о Леониде Владимировиче. Как он говорит, помнит даже запах его робы, в которой скульптор работал. Леонид Владимирович был аскетом. У него было всего две робы – обе серые. Одна – просто серая, другая серо-голубоватая, на нее крепился Орден Трудового Красного Знамени.  Папа написал воспоминания, я решила опросить и других родственников, которые помнили Леонида Владимировича или сохранили рассказы о нем своих родителей. Некоторые откликнулись и написали воспоминания, поделились фотографиями и документами из своих архивов. Я собрала все, что можно было собрать, обработала, придумала структуру. Книга состоит из трех частей – в первой я рассказываю о жизни и творчестве Леонида Владимировича, вторая часть – автобиография скульптора, третья – воспоминания о нем его потомков.

- Леонид Шервуд работал и при царской, и при советской власти – как ему это удавалось?
С трудом. Характер у скульптора был, мягко говоря, непростой, бунтарский. Так, на открытии памятника вице-адмиралу С. О. Макарову в Кронштадте (по воспоминаниям Михаила Шервуда, внука Л. В. Шервуда) – Николай II во время церемонии вручил скульптору золотые часы, которые тот вернул с советом повесить своему кучеру на спину (у кучеров, ямщиков и Ванек, извозчиков, на спине висели часы, чтобы седок мог, при желании, определять время). Л. В. Шервуд надеялся получить больше денег за свою работу над памятником Макарову, обиделся.
При этом прадед был беспартийным по убеждению. На вопрос А. В. Луначарского «Почему вы не вступаете в партию?» ответил «Как же я буду вступать, если у вас руки по локоть в крови?»
 

- И как такое высказывание в то время сошло ему с рук?
Луначарский был умным интеллигентным человеком и это высказывание на Шервуде не отразилось. Луначарский ему симпатизировал, пересказывать кому следует не стал. Скульптор продолжал работать. До последнего вздоха. Страдал, но не сдавался. Многие его работы не сохранились, некоторые, значимые, были умышленно уничтожены. В отличие от его современников – скульпторов-конъюнктурщиков, власти Шервуда не жаловали. Например, скульптуру «Умирающий Сусанин», которую Шервуд ваял во время Великой отечественной войны, демонстративно разбили при входе в Третьяковскую галерею, якобы случайно. Не вписывался Сусанин во внушительный ряд полководцев, чьи скульптурные изображения украшали выставку. Леонид Владимирович рассказывал моему папе, своему внуку, что некоторые скульпторы реально полировали физиономии партийных деятелей. Чтобы они чуть ли не светились, как нимбы у святых. Эти скульпторы получали всевозможные преференции от властей, а он – нет, потому что не хотел переступать через себя.

- Но все-таки выполнял по поручению Ленина план монументальной пропаганды?
Да. И не исключено, что сам навел вождя на эту мысль. Его семья реально голодала после революции, а Шервуд был знаком с Н. К. Крупской – преподавал с ней бок о бок в рабочих читальных за Невской заставой, возможно и Ленина через нее знал. Написал ему письмо - Ленин подхватил идею и развил. Но Шервуд даже в рамках этого плана делал то, что ему нравилось – его всегда интересовали яркие и необычные исторические персонажи – каковыми являлись и А. Н. Радищев, и А. И. Герцен. Их памятники он и создал в Петрограде. На мой взгляд, очень выразительные и талантливые. Памятник Радищеву стоял в проломе решетки Зимнего дворца, памятник Герцену – у Литейного моста. Только судьба у этих памятников оказалась такой же несчастливой, как у их прототипов. Как и многие другие работы Шервуда, памятники Радищев и Герцену были сделаны из гипса, отлить их из бронзы не успели – к тому же дело это дорогостоящее, а с деньгами у молодой республики было туго. Радищев упал и разбился во время бури, Герцен – во время наводнения. К счастью, сохранилась копия памятнику Радищева, которую Шервуд сделал для Москвы (сейчас бюст находится в музее архитектуры им. А. В. Щусева).

- Виктория, вы автор нескольких художественных книг и четырех документальных сборников о войне. Что для Вас легче – написать художественную книгу или документальную?
Трудно и то и другое. В создании художественной книги многое зависит от фантазии, а она иногда подводит. А работа над документальной книгой занимает огромное количество времени – разбор архивов, подбор и обработка иллюстраций. Информацию приходится перепроверять. Книга о скульпторе Леониде Шервуде далась мне нелегко – пришлось задействовать и журналистские, и писательские, и издательские навыки. Время. Но оно того стоило.

- И сколько времени заняла у вас работа над книгой?
Всю жизнь. Леонид Шервуд - мой прадед, я с раннего детства слышала о нем рассказы родных, видела его работы. У нас дома хранились несколько эскизов Леонида Владимировича, в том числе и его знаменитый «Часовой». В нашей семье прадед был легендарной, можно сказать, культовой личностью. Им гордились и восхищались. Обсуждали случаи из его жизни. Я записала рассказы о нем его дочери и моей бабушки, Ирины Леонидовны Шервуд. Еще в школе я написала о Л. В. Шервуде реферат по истории, который даже занял первое место на городской олимпиаде. Несколько лет назад я хотела переиздать его автобиографию «Путь скульптора», но тогда у меня не получилось. Автобиографию Шервуда я включила в этот сборник. А плотно работать над книгой о скульпторе я начала прошлым летом, в печать отдала в марте этого года.  Теперь, как часто бывает, какая-то упущенная информация меня догоняет – так, например, недавно узнала от вышеупомянутого академика Ю. Р. Савельева, почему Часовой стал символом не только красной армии, но и символом воина-защитника своей Родины. Это образ собирательный. Так, «буденовку», которая на Часовом, придумал художник Васнецов еще для царской армии – тогда она называлась «богатыркой», штык тоже имеет гораздо более древнее происхождение. Настоящий творец – существует и работает и в контексте времени, и над временем, и в этом его сила. Таким и был мой прадед.

Записала Алиса Дорофеева

Об издательстве

ИЗДАТЕЛЬСТВО
СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Издательство открывает новое направление в издании книг — Электронные книги!
Книги, выпущенные нашим издательством,
уже появились на сайте ЛитРес и на ресурсах партнерах.
Присылайте свои заявки на e-mail: 
souyzpisateley_seller@mail.ru    

Мы издаем книги за счет средств авторов или средств, привлеченных со стороны.

Разрабатываются серии: 
- для иностранных авторов,
- для российских авторов.

Издаем: 
- сборники начинающих авторов,
- сборники литературных объединений,

Мы не только издаем книги, но и занимаемся их продвижением

ПРИОБРЕСТИ КНИГИ,
ВЫПУЩЕННЫЕ ИЗДАТЕЛЬСТВОМ,
МОЖНО, СДЕЛАВ ЗАКАЗ
по e-mail:
souyzpisateley@mail.ru
по телефону:
+7 911 188 3277
ВНИМАНИЕ! Номер телефона
только по вопросам реализации книг.


Директор издательства Сергей Игоревич Арно

Тел.: 8 921 659 71 32
e-mail: souyzpisateley@mail.ru